Приветствую

Добро пожаловать, мой искушенный читатель, а раз ты здесь- то это именно так, ко мне в гости. Это блог - моя Копилка опыта. А значит он о разном. Здесь ты можешь найти много полезных вещей, развлечься и даже чему-то научиться, потому что мне важно, чтобы ты захотел прийти ко мне еще. ))) Я всегда открыта к обратной связи, буду рада твоим метким комментариям и пожеланиям от души.
Ну что, поехали!

среда, 25 февраля 2015 г.

Великая Игра: о личных балаганах и жизненных спектаклях







«Мы организуем­ свой опыт и память о жизненных событиях преимущественно в форме повествований — историй, оправданий, мифов; изложения причин, объясняющих, почему мы делаем или не делаем что-то».

Джером Брунер
Я верю в мир как метанарратив и в то, что наша жизнь — это истории, которые мы рассказываем каждый день о себе, себе и другим. Мы сами — сказочники, сторителлеры, сценаристы, актеры и режиссеры, замечательные передвижные балаганы. У каждого из нас имеется свой личный театр и набор ролей для рассказывания своей Истории — тех ролей, которые нам особо удается играть. Амплуа, которыми мы пользуемся, роли, которые мы играем, сценарии своей жизни, которые мы создаем, — всегда ли они для нас самые лучшие?
Возьмем сферических людей в вакууме. Допустим, женщину, которой лучше всего удается роль «Женщина со стабильной комфортной работой в престижной компании, которая мечтает о роли Хозяйки Дома у Моря, занимающейся созданием авторских украшений и написанием книги». Или мужчину, которому лучше всего удается роль «Мужчина, желающий жить, путешествуя, но не могущий себе это позволить, потому что он хороший муж и отец и не может оставить надолго свою семью».
Играя свои роли, они отлично изучили ландшафты этих ролей, отточили свое мастерство. Все им знакомо — сцены, декорации, диалоги. Они прочувствовано и доходчиво представляют свою Личную Историю — себе, а также благодарной и неблагодарной публике. У этих Личных Историй уже есть свои поклонники: люди, которые отлично понимают и принимают эти истории, как будто свои.



КАК МЫ СОЗДАЕМ СЦЕНАРНЫЕ МАТРИЦЫ?
Не разглядела в темноте! 
А ну-ка наступлю еще раз. 
Да, те! © Цай

КАК ПОНЯТЬ, КАКИЕ РОЛИ Я ИГРАЮ? 
А бёдер? Семь!! А пальцев? Сто!!! 
Давайте с самого начала... 
Мы кто?





РОЛИ-АВТОПИЛОТЫ
и оказалось, что позор 
Илье к лицу. И без позора 
его уже не узнают. © nik-aragua
ЕСЛИ МЕНЯТЬ НАСКУЧИВШИЕ ШОУ, ТО С ЧЕГО НАЧАТЬ?
Как вдруг прохожий под зонтом 
укроет в леденящий ливень, 
разрушив весь твой хрупкий мир. © макс колесник

Замечая даже мельчайшие изменения, люди становятся в большей степени готовыми рассматривать свою жизненную ситуацию с неожиданной позиции. Исключения из проблемной истории становятся „строительными кирпичиками“ для выстраивания предпочитаемой истории. Нарративный практик обращает внимание на мельчайшие исключения из доминирующей проблемной истории, ситуации, где проблема могла одержать над человеком верх, но почему-то не одержала. Эти исключения называются „уникальными эпизодами“; они ложатся в основу новой, альтернативной истории жизни человека».


ПРАКТИКА «ПЕРСОНАЛЬНЫЙ АЛГОРИТМ ИЗМЕНЕНИЙ ДЛЯ ЛИЧНОЙ ИСТОРИИ»
я двигаюсь по траектории, которую мало кто выбирает; вероятность успеха в ней невелика; с точки зрения обывателя такой подход к решению выглядит странно; я опираюсь на интуицию; если у меня появляется приверженность чему-то, мне достаточно просто двигаться по выбранному пути.
Алгоритм: 
— при выборе цели выбирать странную, нелепую, из серии „может и умно, но уж больно непонятно“.
— много читать и вообще собирать информацию „широкой сетью“ — хаотично по широкой области, долго готовиться и только потом делать. 
— выбирать несколько вариантов и пробовать одновременно. 
— откладывать и возвращаться попозже. 
— чередовать периоды кипучей активности с бездельем».

Автор:


И вот эти сферические люди (как и все мы) ежедневно устраивают гастроль своего театра, рассказывая свою Личную Историю, импровизируя в рамках знакомых ролей. Сколько людей утверждают, что хотели бы изменить свою Историю? А то ж! Играть в «Человека, который утверждает, что хотел бы изменить свою Историю» — работа не пыльная, не требует смены ландшафтов, декораций, костюмов, зрительской аудитории.
Когда мы транслируем свои Личные Истории, мы формируем окружение, поддерживающее эти истории. Поддерживать оно может по-разному — и принимая, и не принимая ваши трансляции.
Например, если вы рассказываете историю «Я интроверт, потому мне сложнее добиться успеха в социуме», вокруг вас будут:
— тот, кто понимает вашу историю и сочувствует,
— тот кто не понимает вашу историю и считает это полным бредом / поучает / подтрунивает / обижает/ дразнит / открыто насмехается над вашей особенностью,
— тот, кто провоцирует вас на более плотное взаимодействие с людьми и пр.
И все они дружно поддерживают Личную Историю, которую вы транслируете, то есть играют вполне закономерные роли в рамках заданной вами сценарной матрицы. Заданной вамисценарной матрицы.


«Прошлое — это не то, что с вами было, а то, что вы сделали с тем, что с вами было».
Олдос Хаксли


Мой бог, да это ж те же грабли! 
Умные люди говорят, что мы воспринимаем реальность — как она есть снаружи — не в чистом виде, а с помощью персональных приспособ. Такие приспособы для взаимодействия с миром боги-основатели когнитивной теории личности обозвали форматами (Ульрих Найссер) или личностными конструктами (Джордж Келли). А Марвин Минский, глыба и матерый теоретище в области искусственного интеллекта, сказал, что это фреймы.
Человек в этой парадигме — наборчик форматов, которые он накопил непосильным трудом в процессе своего жизненного опыта. Так как мы рассматриваем сейчас Личные Истории, а человека как передвижной балаган, эти приспособы для контактов с миром назовем «фрейм-ролями».

Замените в фразе Ульриха Найссера «форматы» на «фрейм-роли»:
«Форматы определяют, к какому виду должна быть приведена информация, чтобы можно было дать ей непротиворечивую интерпретацию. Другая информация будет либо игнорироваться, либо вести к бессмысленным результатам. Информация, заполняющая формат в какой-то момент циклического процесса, становится частью формата в следующий момент, определяя то, как будет приниматься дальнейшая информация».

Вот такая мобильная «фабрика грез» на самообслуживании: мы сами углубляем и совершенствуем те роли, которые мы сами же задали нашими предыдущими восприятиями / контактами / реакциями. Так мы создаем под себя среду, пишем сценарий своей Личной Истории. В русле созданного сценария мы делаем выборы: выбираем из всего разнообразия доступной нам реальности лишь определенные стимулы, откликаясь на них определенным образом. Из одного и того же события разные люди извлекут разное. Как говорится, не все воспринимают дождь одинаково: романтики считают, что «природа плачет», а циники — что «нагло ссыт им на голову».


А сколько шпаг у нас? Четыре! 
Самое простое — напишите короткое представление на вопрос, кто вы?

Буддист, преподаватель йоги, практикую осознанность? Ну вот.

Мама Павлика и Катюши, жена мужа, модератор группы по естественному вскармливанию? Ну вот.

Технический переводчик, интроверт, социопат? Ну вот.

Житель Лондона, фотограф, владелец трех мопсов? Ну вот.

Кандидат психологических наук, феминистка, правозащитник? Ну вот.

Это обозначенные, транслируемые роли.

В данном контексте роли — не социальные маски, а динамические шаблоны, фреймы, через которые мы воспринимаем реальность, выбираем из нее стимулы по типу «горячо» — «холодно», объясняем и предсказываем мир, в котором живем, события, отношения и пр. Это то, про что Дж. Келли писал: «человек смотрит на мир сквозь прозрачные трафареты или шаблоны, которые он сам создает, а затем пытается подогнать их по тем реалиям, из которых состоит этот мир».


«Люди, которые не властны над доминирующей в их жизни историей, у которых нет сил рассказать ее по-новому, обдумать ее по-новому, деконструировать ее, шутить о ней и менять ее по мере того как меняются времена, на самом деле бессильны»

Салман Рушди, писатель, публицист, лауреат Букеровской премии




Наши выборы и реакции «привязаны» к транслируемым ролям. Зная роль, несложно предугадать, какими будут выборы и реакции ее носителя. Представьте, что все вышеуказанные люди одновременно гуляют в парке и становятся свидетелями сцены: у прохожего в парке сорвалась с поводка небольшая собака и с лаем побежала в сторону гуляющих мам и детей. Одна из мам хватает палку и бьет собаку. Собаковод кричит на мамашу, ударяет поводком собаку. Занавес.

Все очевидцы — и мама Павлика с Катюшей, и интроверт-социопат, и владелец-трех-мопсов, и кандидат-псих-наук-феминистка-правозащитник, и буддист — увидят разное, отреагируют на разное и интерпретируют в русле своих фрейм-ролей. И если взять у каждого из них репортаж с места событий, то даже без подписи авторов мы бы легко соотнесли «реплики» с ролями.
И тут важно понимать, у человека, который транслирует, что он «буддист-преподаватель-йоги-который-практикует-осознанность», может запросто быть трое детей, два мопса и защищенная диссертация по психологии, а сам он вообще интроверт. А мама Павлика и Катюши может практиковать йогу и жить в Лондоне. Дело в наших выборах, которые мы совершаем из всего реального массива информации о себе для трансляции сообщений о себе.

Кроме явно обозначенных устойчивых фрейм-ролей, в нашем балагане есть необозначенные, но не менее устойчивые роли, которые мы для себя не проговариваем — и тем не менее, усердно играем.


«В кого бы мы ни играли сегодня, самое интересное то, в кого мы будем играть завтра. Господи, храни сумасшедших!»
Вадим Демчог


Илья покрыл себя позором 
и оказалось, что позор 
Илье к лицу. И без позора 
его уже не узнают. 
© nik-aragua

Неосознаваемые роли можно обнаружить по трендам Личной Истории. Тренды — это реакции и действия окружающих, ситуации, которые стабильно присутствуют и повторяются в поле вашей жизни. Статистически подтверждаясь чаще, чем у окружающих вас людей. Полезно отследить свои роли в тех трендах, которые вы считаете негативными, и задавать себе вопросы.

Например:
«Меня используют все, чтобы поплакаться, пожаловаться, рассказать о своих неурядицах».

Какую роль надо стабильно транслировать человеку, чтобы люди выбирали из всех возможных вариантов именно его для канализации своих неприятностей?

«Я все время попадаю в ситуации, когда мне не возвращают долги или взятые у меня на время вещи. Причем люди, с которыми у меня хорошие отношения. Мне не хочется портить отношения, я понимаю, что они это делают не специально, это не крупные суммы и не жизненно важные для меня вещи. Но напрягает».
Какие трансляции человека позволяют его близким считать, что у этого человека можно взять что-то и не очень заботиться об обязательном возврате?

При разборе своих трендов часто включаются «объясняшки»:«Ну конечно... Я пережил (а) тяжелый опыт, который делает невозможным другие реакции... Человек, который прошел то же, что я, не способен... Я делал (а) несколько попыток, но все это заканчивалось не так... „. Это маркеры любимых ролей.
Любимые роли — примы наших балаганов, всегда приносящие ожидаемые и легко объяснимые эффекты, хорошо отрепетированные, с четко отработанными диалогами и виртуозными интонациями. Не выносящие даже попыток усомниться в них. На все попытки извне назвать их рядовыми ролями без почтительного придыхания они возмущенно топают ногами и начинают швырять в лицо наглецу факты, доказательства своего официального статуса и непоколебимости.

Чем больше при разборе вы диссоциированы с вашими ролями („я — это не моя роль“: я не „востребованный специалист“, я не „хорошая мама“, я не „плохая мама“, я не „муж и отец“, я не „единственная опора семьи“, я не „человек, радостно принимающий этот мир“, я не „человек, нервничающий по поводу экономической ситуации“ и пр.), тем легче будет увидеть, какой сценарий вы создаете.



Чем больше вы ассоциированы с ролями („я — социопат, и от этого никуда не деться“, „я — неудачник по жизни, и от этого никуда не деться“), тем труднее будет понять смысл разыгрываемого вами спектакля.


„Понятие игры как таковой — более высокого порядка, нежели понятие серьезного. Ибо серьезность стремится исключить игру, игра же с легкостью включает в себя серьезность“
Йохан Хейзинга

Вот так живешь, не веря людям, 
Как вдруг прохожий под зонтом 
укроет в леденящий ливень, 
разрушив весь твой хрупкий мир. 
© макс колесник

Любые тренды (экономические, исторические, промышленные, образовательные и пр.) сходят на нет. Началом их конца являются „change agents“ — агенты перемен, микротенденции. 

Это крошечные, неуловимые изменения — катализаторы больших изменений, будущих новых трендов. Так что я рекомендую начать с охоты на агентов перемен в личном сторителлинге.

Мы конструируем наши Личные Истории, выбирая события и ситуации, которые согласуются с нашим сценарием, и игнорируем то, что в него не укладывается. Некоторые игнорируемые нами исключения, если принять их во внимание, являются агентами перемен и имеют шансы изменить нежелательные для нас сценарии на предпочитаемые. 

В нарративной практике такие исключения называются „уникальные эпизоды"/“блистательные события» — это моменты, когда мы действовали вне наших сценарных фреймов: «Золушка», «Жилетка», «Закрыватель амбразур», «Перфекционист» и пр.
Вот что Дарья Кутузова пишет про уникальные эпизоды.
«Многие проблемы существуют в течение длительного времени, потому что они развиваются постепенно, и люди к ним приспосабливаются. Люди „срастаются“ со своими проблемами и перестают отличать себя от проблемы и от контекста. 

Например, человек — «всехняя жилетка», отправившийся на охоту за агентами перемен, может обнаружить, что в его жизни были случаи, когда к нему обращались не для того, чтобы слить негатив, выплакать свои беды, а за вдохновением и благословением на добрые перемены. Если славно поохотиться, можно добыть трех-четырех упитанных агентов перемен — те уникальные эпизоды, которые явно противоречат негативным трендам в наших Историях.



После можно проанализировать найденные ситуации, сравнить их между собой. А затем найти общее в своих ролевых стратегиях, которые мы неосознанно выбирали именно в этих ситуациях. Осознать, кем мы были в этих эпизодах, как себя вели, ощущали. М-м-мм, сколько там вкусных инсайтов о том, какие роли в нашем личном балагане создают исключения из привычного сценария! А сколько сразу активизируется тараканов с мудрыми глазами и видом сочувствующих докторов, которые по-отечески гладят по голове и объясняют, что «исключения они на то и исключения», и что «все это дурно кончается», и что «не надо заниматься глупостями». Это отдельное шоу в наших личных балаганах.
С агентами перемен можно работать не только в ретроспективе — и в перспективе тоже.

Как выйти из привычных сценариев
«Не потеряйся в игре. Если потерялся, сделай из этого игру.
Так и вернешься в настоящее. Настоящая игра — вот, что тебе нужно» Вэй Дэ-Хань

Как изменить ролевой репертуар, если имеющийся набор ролей создает такие жизненные спектакли, которые перестали наслаждать? Как выйти из привычных сценариев, в которых стабильно возникают проблемные переживания и причиняют нестерпимые страдания?

Первое, оно же главное: не ассоциировать себя с ролью, не вживаться в роль. «Вживаться [в роль] — это слишком психиатрическое слово. Михаил Чехов говорил, что вжиться можно до сумасшествия...» Сергей Юрский. Это азы ролевой гигиены. Если их не соблюдать, то потеря атрибутов актуальной роли (или всей роли целиком) на раз приводит к нарядным экзистенциальным кризисам. А это искренний аминь.
Но что тогда прикажете делать?

Срочно менять неугодные роли? Не совсем.
Менять неугодные роли... постепенно? Не угадали.
Учиться смотреть спектакль — на события и окружение — не с позиции роли, ибо «я — это не моя роль»? М-м-м... возможно. А каким образом?

Может быть, с позиции наблюдающего за спектаклем — Достопочтенной Публики? Не только душой болеть за Главного Героя и сопереживать ему, но и учиться видеть мотивы, взгляды на происходящее «Злодеев», «Добрых Помощников» и прочих участников разыгрываемой Истории? Понимать, почему они ведут себя так, а не иначе? И отчего сюжет обернулся именно таким образом?

Это, конечно, полезный навык, но максимальные изменения, которые он может принести — понимание, что злодей не совсем злодей, добрый помощник не такой уж добрый, а главный герой не такой Д'Артаньян, каким казался. И да, сюжет, оказывается, развивается логичней, чем виделось из роли.

Путем нехитрых вычислений и ловкости рук у нас в остатке оказывается позиция создателя, по совместительству продюсера, режиссера, кастинг-менеджера — Обладателя Балагана. Того, кто подобрал лучшие роли и получает истинное удовольствие от транслируемого спектакля, со стороны любуется представлением.

вы приходите домой уставшие после трудового дня и начинаете играть роль «Человек, которого задолбала работа». Посмотрите на себя-играющего глазами Обладателя Балагана. Наслаждайтесь всеми моментами роли «Человек, которого задолбала работа» — мимикой, жестами, мыслями. Открыв рот, наблюдайте, как вы чертовски хорошо играете это. Как, психуя, набираете телефон друга/подруги, чтобы рассказать, как все задолбало. С каких интонаций начинаете «Привет, ты представляешь, что они сегодня мне устроили...», как получаете ответную реакцию... Смотрите на разыгрываемое зрелище глазами Обладателя Балагана и обалдевайте от своей живой, настоящей, классной, чумовой игры. Не скатывайтесь в позицию Достопочтенной Публики, не оценивайте Героя «фу, зачем это делать изо дня в день, какая глупость, надо прекращать это». Оценивайте лишь качество игры. Обладателю Балагана глубоко наплевать, кто тут хороший, а кто плохой, важна головокружительная и реалистичная игра, важно осознание «Какой богический спектакль сейчас происходит!», «Как я сногсшибательно играю это!».



Пробовать «включать» Обладателя Балагана лучше постепенно, сперва по поводу некрупных переживаний и в одиночестве. Смотреть с его позиции на себя-в-роли имеет смысл до момента, когда нестерпимо захочется рукоплескать хихикать или хохотать. Без тренировки, «включив» Обладателя Балагана в процессе диалогов с коллегами/друзьями/родными, велик шанс неожиданно рассмеяться в лицо ничего не подозревающим людям и ошарашить их.

С непривычки может показаться, что такой фокус невозможен. Нельзя плакать от обиды и наслаждаться «Ну как же все-таки я феерично играю эту роль „Меня-снова-незаслуженно-обидели“». Но это как с роликами или велосипедом: надо пробовать снова и снова, постепенно приноровиться, тренировать игровой интеллект — способность находиться одновременно в двух мирах, т. е. быть вовлеченным в игру в качестве персонажа и быть наслаждающимся этой игрой в качестве создателя. И вскоре будет трудно объяснить, как это делается, потому что «все как-то само включается». Два дня тренировок уже приносят ощутимый эффект в освоении этого навыка, который в свою очередь перенастраивает фрейм-сценарий.

Но штука в том, что вам уже становится не интересна тема «как изменить жизненный сценарий» — когда тут тако-о-ое показывают! А если все-таки имеется желание чуть поменять сюжетные ходы в привычном спектакле жизни? Тогда вам пригодится знание своих алгоритмов успешных перемен.
Человек — существо очень простое и набор алгоритмов у каждого из нас раз-два и обчелся, несмотря на кажущуюся мультивариантность. Естественный для нас алгоритм изменения можно обнаружить, анализируя опыты и ситуации из своей Личной Истории.

Вспомните случаи из своей жизни, когда вы провели успешные изменения — сами инициировали желанные перемены там, где вас что-то не устраивало. Возьмите ситуации из самых разных сфер: семейная жизнь, внешность, учеба, работа, отношения с людьми, творческие проекты и пр. Можно также брать случаи из детства и юности.

Берите 3-4 события, которые пришли на ум первыми.
1. Проанализируйте: какие стратегии повторяются в каждой ситуации?
Например, «в каждой из этих ситуаций мной был разработан пошаговый план действий», «оказывается, я вовлекаю в процесс много людей, использую свои связи», «я всегда выжидаю оптимального момента для действия и никому не говорю о своих планах до последнего», «в каждой ситуации у меня был кто-то, кто выполнял роль наставника, советчика, чьему авторитету я верил (а)» и пр.

2. Какие ваши качества, умения, особенности были помощниками в этих ситуациях, помогли совершить перемены?
Например, «упрямство и решительность», «коммуникативные способности, умение убеждать людей», «способность к осознанному и просчитанному риску, экстремальному повороту событий», «эмоциональный интеллект, способность просчитывать реакции людей и действовать с позиции серого кардинала», «я всегда инициатор и лидер-паровоз» и пр.

3. Найдите тот общий эффект, который вы получили в результате каждой из этих перемен — он может быть основным или побочным, но присутствует в каждом из выбранных вами событий. Каким человеком вы себя чувствовали? Желательно написать это словами, понятными ребенку 5 лет.

Например, «каждая их этих ситуаций — доказательство, что я могу быть опасным и непредсказуемым человеком», «я чувствовала себя героем нашумевшей истории, которую все обсуждают», «в этих ситуациях у меня появлялось ощущение, что я творческая личность» и пр.
Проанализировав свои ответы, вы увидите, что кому-то из вас приносит удачу стратегия разведчика — тайной скрупулезной подготовки будущих изменений, а кому-то подходит стратегия конферансье — громкий анонс всем вокруг «шоу начинается». Кто-то совершает самые памятные для себя перемены с помощью проводников, наставников, а кто-то организует шумную ораву попутчиков. Для одного главным помощником в успешных изменениях будет педантичный подход, умение просчитывать все до деталей, для другого — нетворкинг-способности, для третьего — предпринимательские качества, умение рисковать. И бонусы в виде самоощущений, которые возникают в процессе инициации перемен, у всех тоже разные.
Примеры
«у меня получилось вот что: 
аналитический склад ума; „нормальные герои всегда идут в обход“; готовность длительное время не пожинать плодов и действовать в одиночку; упорство; то, что я умею адаптироваться и не падаю духом; воображение; умение распознать „свое“; умение расставить приоритеты; внимательность
При этом я похожа на человека, который застолбил старательскую делянку в непопулярном месте, упорно и неторопливо, посвистывая, копал там каким-то незаметно-заковыристым образом и выкопал в итоге самородок величиной с кулак. А то и не один».
«Когда я скурпулезно к чему-то шла, размеренно так, в итоге случалось... ничего. Даже из очень хороших затей. Нужна эмоциональная зацепка, ее раскачать, подпитать, „заболеть“. Главное, не останавливаться. Поймать момент, плюхнуться в направленный поток и рулить собой по обстоятельствам. Т.е. „перебежать“ ситуацию на топливе эмоций, придерживаясь за сознательно заранее намеченные ориентиры, до победного конца (Ощущения: сделала то, что, казалось, умру но не сделаю)»
«Я назвала свою стратегию: „Уверенно-тихий переход из одного состояния в другое“. Кстати, сейчас поняла, что все, что помпезно и феерично начинается, с той же силой и проваливается... Там, где я ждала много и сразу, куда выкладывалась по полной, когда торопила время — не получалось! А глобальные перемены тихие и малозаметные вначале, кажущиеся на первый взгляд мимолетными и временными... В процессе вообще возникали мысли: „Сама не знаю, зачем мне это надо. Но надо...“ Весь смак ощущаешь спустя год-другой. Спасибо за открытие!» 
«Моя стратегия — хорошо продуманные безумства. 
Попытайтесь на основе своих ответов и полученных выводов смоделировать свой собственный алгоритм изменений для Личной Истории.

Взято из моего любимого журнала Жить Интересно:

Автор: Валентина Габышева
Специалист мирового уровня в причинах для счастья. Чокнутая проповедница Игры как способа бытия Создатель игровых инсайт-ориентированных проектов по поиску себя и своего дела. Организатор сообщества FunThinkers в Живом Журнале, которое объединяет специалистов, практикующих творческие, несерьезные подходы к решению сложных проблем и задач.


Комментариев нет: